Слово Раввина: Народ жестоковыйный

Слово Раввина: Народ жестоковыйный

Мы продолжаем сотрудничество с институтом Раввина Адина Эвен-Исраэля Штейнзальца и публикуем специально подготовленный материал для общин членов ЕАЕК.

В благодарной молитве "За чудеса", которую произносят в праздничные дни Хануки, содержится подробное описание событий того времени: преследования за веру, война, победа над греками и, наконец, очищение и освящение Храма. Следовательно, что основой праздника стала победа, и она гораздо важнее чуда с кувшинчиком масла, о котором рассказывает Талмуд (Шабат,21б).  Именно поэтому из года в год мы напоминаем о ней в ханукальные дни. Но какова суть войны, разразившейся в те дни и каково значение победы, которую мы продолжаем отмечать и сегодня?

Хотя война с греками и привела к государственной независимости Иудеи, понятно, что основой восстания не были политические и националистические мотивы. Факт, что на протяжении многих столетий евреи жили в своей стране под чужим господством и не восставали, стремясь обрести государственную независимость.

Война так же не велась против греческого языка и греческой культуры, как таковых; она носила гораздо более принципиальный характер.

Дело в том, что процесс распространения эллинистической культуры - в таких её проявлениях, как язык, образ жизни, религия, - протекал без разрушения храмов и столкновений на религиозной почве. Власти поощряли синтез эллинизма с местными культурами и религиозными культами.

Эллинизму действительно удалось прекрасно вписаться в культуры сидонян, филистимлян и многих других народов той территории, на которой некогда простиралась империя Александра Македонского, - от Индии до Египта.

Греки потребовали от евреев быть открытыми к их божествам и идеям, подобно тому, как они в свою очередь готовы быть терпимыми к еврейскому богослужению. Терпимость и обоюдное признание были важным принципом, лежащим в основе господства эллинистической культуры. Однако иудаизм, по самой сути своей, не может быть терпимым. Иудей отрицает существование языческих богов и, разумеется, не может принять иудео-языческий синкретизм в любой форме.

Надо думать, что первые эллинисты среди евреев не являлись нарушителями закона и не совершали демонстративных актов, противоречащих иудейской религии. Они просто были иудеями, готовыми к компромиссам. В большинстве своём, эллинисты не "презрели Г-да и Его помазанника". Они всего лишь изначально приняли гибкую систему ценностей. Они не отказывались от еврейского образа жизни, но и их готовность идти по этому пути имела определенные пределы. Для них иудаизм — это мир, где можно жить, пока он ограничен рамками, которые каждый устанавливает сам для себя.  Если в иудаизме что-то противоречит его мировоззрению, современным веяниям или принципу терпимости, именно от иудаизма потребуется пойти на уступки.

Эллинисты, ещё не став вероотступниками, сделали гораздо более фундаментальный шаг: отбросили принцип исключительности, отказались от бескомпромиссности иудаизма.

Если бы сегодня нашелся человек, последовавший примеру Maтетьяѓу, все "трезвые евреи", разумеется, публично заклеймили бы его поступок в газетах. Возможно, и в эпоху Маккавеев вышло подобное объявление, подписанное самим первосвященником и другими важными лицами. Его примерный текст мог гласить: " Еврейское руководство категорически осуждает этот поступок. Это преступление - позор для иудаизма. Его совершила кучка фанатиков, не представляющих никого, кроме самих себя. Не следует брать с них пример и оказывать им какое бы то ни было содействие".  В самом деле, изначально большинство евреев Страны Израиля не поддерживали восстание Маккавеев. Восставшие составили только около десяти процентов еврейского населения. Но готовность отдать жизнь ради заповедей Торы и отрицание любых компромиссов двигали их к борьбе против империи Селевкидов.

В Хануку мы отмечаем победу Маккавеев над "огречившимися" и над эллинизмом, распространившимися в еврейском народе.

Каждый год в эти праздничные дни мы вспоминаем о том, что должны продолжать борьбу за те принципы, которые не терпят компромисса. Это приобретает особое значение в наше время, когда на повестке дня стоят те же проблемы. Ханука — это столкновение жестоковыйного и нетерпимого еврейского народа с "открытым" и "терпимым" миром.

Эллинистическая цивилизация была очень похожа на современную.

В наши дни большинство принимает глобальную культуру не потому, что верит в истинность ее философских предпосылок, а просто следуя общепринятым нормам, также как большинство эллинистов приняли греческую культуру, не веруя в нее.

В современной глобальной культуре терпимость и "просвещенность" произрастают из того, что большинство людей не предают подлинного значения собственным принципам и ценностям. Когда кто-либо не верит в определенный путь, и его друг так же не верит в свой путь – крайне противоположный первому - им совсем не тяжело жить друг с другом в мире и согласии. Всеобъемлющая терпимость указывает на инфляцию принципов. Только благодаря этому и становится возможным принятие чужих ценностей, даже если они противоречат собственным.

Сегодня сама суть окружающего нас мира состоит в том, что договариваться можно обо всем и приходить к компромиссу - по поводу всего, так как все ценности относительны и не имеют объективного значения. Все принципы равноценны: ни один из них не требует заходить слишком далеко.

В отличие от этого, празднество в Хануку основывается на понимании, что есть такие понятия, как "еврей" и "еврейская сущность", с которыми еврей не может пойти на компромисс. Более того, каждый - точнее Я - обязан признать, что эта сущность есть и во мне.

Непосредственным результатом войны, в память о которой мы празднуем Хануку, было продолжение существования иудаизма. Можно предположить, что, если бы Маккавеи не подняли восстание или потерпели поражение, наша участь была бы подобна судьбе соседних народов: филистимляне, аммонитяне и моавитяне ассимилировались и, утратив свои этнические особенности, сошли со сцены истории. То была война за сохранение еврейской идентичности. Чудесным образом и нам пока удается достигать этой цели.

Войны, победы и поражения — это события, которые, как происходят, так и уходят из исторической памяти народа. Еврейское государство терпело поражение как минимум два раза, евреи скитались по разным странам, но, несмотря ни на что, наш народ сохранился. Однако понятно то, что, если он хотя бы единожды утратит свою особую идентичность, нам не поможет ни своя территория, ни свой флаг, потому что без народа у нас ничего нет. В Хануку мы и тогда, и сейчас боремся не за нашу политическую независимость, а за нашу идентичность. Победа, одержанная нами более двух тысяч лет назад, — это не просто продолжение существования. Мы не только этническая общность, проживающая в этом мире, а уникальная пульсирующая в нем сущность, именуемая иудаизмом.

Из книги "Суть еврейских праздников"