Слово Раввина: «Отдых для утомленного труженика»

Слово Раввина: «Отдых для утомленного труженика»

Во всем мире принято считать начало нового года подходящим моментом, чтобы отступить немного и посмотреть на нашу жизнь со стороны. Некоторые каждый январь в очередной раз дают себе новогодние обещания (зачастую, одни и те же). У евреев этот процесс простирается на более длительный период, начиная с первого дня элуля (в августе) и до Рош ѓа-Шана и Йом Кипура (до середины октября в этом году). 

Идея начала года осенью не чужда и другим народам: ведь на самом деле почти во всем мире учебный (в каком-то смысле трудовой) год начинается в сентябре. 

Что же имеется в виду под понятием «труд»? 

«Труд» можно измерять по количеству прилагаемых усилий или, точнее, изнурительной работы в поте лица. Труд также может измеряться экономически: по размеру и типу оплаты. Оба подхода верны и обоснованы. Первый применим даже к лошадям; второй же — исключительно человеческая идея.

Есть еще один подход к понятию «труд», связанный не с усилием или оплатой, а скорее с итогом или полученным результатом. 

Труд как процесс создания — это то, что подразумевает Тора, говоря, что Б-г «работал» в течение шести дней, созидая мир. Он не определяется усталостью или вознаграждением, а является деятельностью, которая приводит к появлению чего-либо нового.

С помощью такого подхода можно взглянуть на то, как мы живем и осознаем наше существование, будучи людьми созидательными. Мы должны оценивать результат своего рабочего дня по тому же критерию, по которому В-ний оценивал Свою работу: тем, что было достигнуто.

Часто мы думаем, что творчество — это удел представителей искусства и других креативных личностей. Не каждый может создавать шедевры, но создавать, безусловно, может каждый. Мы все способны к усовершенствованию простых вещей. Даже простейшие обыденные действия являются созидательными в том же смысле, что и само творение, потому что они отвлекают нас от энтропии. Таким образом, нет никакой существенной разницы между поэтом, слагающим несколько десятков слов в стихотворение, и пекарем, превращающим муку, воду и яйц в буханку хлеба.

Важно осознавать, что жизнь — это постоянная борьба с разрушением, с износом вещества и материи.  Если рассматривать труд с этой точки зрения, то он обладает чудесным достоинством. Оценка результата по полезности, красоте, долговечности может вызывать восхищение, но основная ценность труда не измеряется этими качествами. На самом деле, не имеет значения, является ли созидание творческим достижением, восхваляемым в газетах, или утомительным трудом рабочего; важно то, что человек способен совершенствовать окружающий его мир.  

Иногда, чтобы достичь конечной творческой цели, необходимо что-либо устранить, даже вступить в бой с чем-либо и уничтожить. Ровно, как и на самом простом, клеточном уровне строение и разрушение переплетаются во имя творения. Определить, является ли конкретное достижение созидательным или разрушительным, мы можем только в более широкой перспективе.

Трудно оценить труд как почти божественное проявление, когда мы работаем столь усердно и настолько погружены в работу, что не помним, что делаем и почему. Отчасти цель выходного в том, чтобы дать нам время на передышку, но не для того, чтобы увильнуть от труда, а чтобы обрести перспективу — подумать о том, что мы делаем и для чего.

По еврейскому календарю мы обязаны совершать эту передышку каждую неделю. В течение шести дней мы творим и производим, совершенствуя мир физически (посредством работы) и духовно (посредством выполнения мицвот — заповедей - обязательств и добрых дел). Когда наступает Шаббат, наша активная деятельность прекращается: мы ничего не создаем и не разрушаем. Мы можем весь день таскать мебель в поте лица, но нам запрещено нажать на выключатель даже один раз, чтобы включить свет. От заката до заката мы отказываемся от своего мастерства изменять и совершенствовать мир. И пользуясь этим затишьем, мы пытаемся наблюдать за миром подобно тому, как это свойственно Творцу.

Беда муравья не в том, что он так тяжело работает , а в том, что у него нет ни времени, ни интеллекта, чтобы оценить свою работу. Преимущество человека заключается в возможности дать себе выходной день, неделю или даже месяц — не только потому, что отдых важен, а потому, что ему необходимо остановиться и осмотреться, чтобы понять, каково его место в мире и где он должен быть.

Центр Штейнзальца