Закон о борьбе с ксенофобией в Украине: комментарий эксперта
рус   |   eng
Найти
Вход   Регистрация
Помощь |  RSS |  Подписка
О Конгрессе Новости Конгресса Читальный зал
    Еврейские новости Деятельность
    Аналитика
      Лидеры Мониторинг ксенофобии Контакты

        Аналитика

        Закон о борьбе с ксенофобией в Украине: комментарий эксперта

        Закон о борьбе с ксенофобией в Украине: комментарий эксперта

        17.11.2009, Ксенофобия и антисемитизм

        Вячеслав Лихачев

         

        Верховная рада Украины приняла закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины (относительно усиления ответственности за разжигание политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной вражды)», внесенный на рассмотрение парламента народным депутатом Украины от Партии регионов Тарасом Черноволом.

        Преступление без наказания

        Законодательные изменения, предложенные Т. Черноволом, направлены на усиление ответственности за преступления на почве ненависти. Закон предусматривает изменения в ст. 115, 121, 122, 126, 127, 129, 161 и 300 УК.

        В сопроводительной записке к законопроекту Тарас Вячеславович и юристы, работавшие над подготовкой законодательной инициативы, вполне резонно констатируют резкий рост «инцидентов с совершением насилия над иностранцами, которые, по мнению международных экспертов, могут квалифицироваться как расовая нетерпимость или ксенофобия». Очевидна справедливость и следующих утверждений записки: «Абсолютное большинство случаев не фиксируются правоохранительными структурами или же жертвы не обращаются в органы МВД в связи с отсутствием надежды на реагирование.

        Кроме того, в Украине открыто начали действовать так называемые скинхедские группы, которые исповедуют расистские принципы. В отличие от предыдущих лет, абсолютное большинство преступлений против иностранцев сегодня совершаются членами подобных организованных групп, которые руководствуются мотивами расовой ненависти. На сегодняшний день, как свидетельствует даже очень заниженная официальная статистика, преступления, мотивированные расовой, национальной или религиозной нетерпимостью, становятся отдельным, специфическим разрядом организованной преступности. Следовательно, назрела необходимость не только в специфических оргусилиях, но и в специальном законодательном урегулировании».

        Преступления на почве ненависти в последние годы действительно стали представлять собой серьезную проблему в масштабах нашего государства. Правоохранительные органы жалуются на несовершенство законодательной базы, не позволяющей им развернуть полноценную борьбу с этим опасным явлением.

        В действующем Уголовном кодексе Украины есть статья 161 о «разжигании национальной вражды», перекочевавшая из советского УК. Эта статья, озаглавленная «Нарушение равноправия граждан в связи с их расовой, национальной принадлежностью или отношением к религии», представляет собой восхитительный пример бессмыслицы и абсурда, сформулированного шершавым языком юридического документа.

        Текст статьи начинается следующими словами: «Умышленные действия, направленные на разжигание национальной, расовой или религиозной вражды и ненависти, на унижение национальной чести и достоинства или оскорбление чувств граждан в связи с их религиозными убеждениями, а также прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или непрямых привилегий граждан по признакам расы, цвета кожи, политических, религиозных и иных убеждений, пола, этнического и социального происхождения, имущественного положения, места проживания, по языковому или иному признаку…». Эта же статья предусматривает наказание за «те же действия, связанные с насилием», и даже «повлекшие за собой смерть людей».

        Теоретически именно 161 ст. УК должна дать юридическое основание для уголовного наказания как пропаганды ксенофобии и антисемитизма, так и других преступлений на почве ненависти. Однако текст статьи сформулирован таким образом, что осудить по ней злоумышленника чрезвычайно сложно. Оставим в стороне многочисленные мелкие замечания (на мой взгляд, вся статья представляет собой печальный и поучительный курьез). Наиболее принципиальный фактор, затрудняющий применение статьи – прямо заложенная в тексте необходимость доказательства прямого умысла. Осуществить это на практике чрезвычайно сложно. Поэтому, когда речь идет об актах вандализма или нападениях на почве ненависти, связанных с насилием, преступники формально обвиняются по «неидеологическим» статьям УК типа «вандализм», «надругательство над могилами», «хулиганство», «нанесение телесных повреждений», «разбой», «убийство» и т.п.

        В тех же случаях, когда применение 161 ст. УК является единственной возможностью привлечь преступника к ответственности (например, когда речь идет о пропаганде ненависти, в том числе, посредством СМИ), на практике это означает безнаказанность. Правда, ст.3 ч.1 Закона «О печатных средствах массовой информации (прессе) в Украине» гласит, что печатные СМИ не могут быть использованы, кроме прочего, в разжигании расовой, национальной, религиозной вражды. Согласно ст.18 этого Закона,единственное предусмотренное наказание издания за подобное нарушение – отмена регистрации. Однако, как показывает прецедент 2004 г. (дело «Сельских вестей»), сам по себе Закон о СМИ не может работать в условиях «неработоспособной» ст. 161 УК. Тогда Шевченковский районный суд г. Киева на основании иска к газете «Сельские вести» признал ряд антисемитских публикаций в этой газете разжигающими межнациональную вражду и закрыл издание. Однако, поскольку разжигание межнациональной вражды – это уголовное преступление, то, строго говоря, публикация может считаться «разжигающей» только после вынесения соответствующего приговора суда по уголовному делу, возбужденному по ст.161 УК (что, как мы отметили выше, практически невозможно). Руководствуясь этой логикой, Апелляционный суд г. Киева отменил решение Шевченковского райсуда о закрытии «Сельских вестей». В 2005 г. Верховный суд подтвердил решение Апелляционного суда.

        Пробелы в законодательстве в этой сфере стали особенно очевидными и вопиющими после того, как в 2006 г. начался резкий рост преступлений на почве ненависти. В течение 2008 г. различные законопроекты, предполагающие изменить формулировку 161 ст. УК и разработать более детально квалификацию и ответственность за преступления на почве ненависти, подавали в парламент президент и депутаты, входящие в разные фракции, – Геннадий Москаль, Анна Герман, Александр Фельдман. Ни один из законопроектов, на мой взгляд, не был идеален – все они имели свои серьезные минусы. Однако, поскольку в сессионном зале депутаты поддержали именно законопроект Черновола, далее речь пойдет именно о нем.

        «Тема важная и актуальная»

        Согласно сопроводительной записке, «законопроект разработан с целью создания более четких предпосылок для неотвратимости и надлежащего уровня наказания за ряд преступных действий по мотивам расовой, национальной или религиозной нетерпимости. Конкретизация и четкое отнесение преступлений на расовой почве к конкретным действующим статьям Уголовного кодекса и фиксация их в частях, которые выписывают отягчающие обстоятельства, поможет избежать двусмысленности при квалификации преступлений».

        Другими словами, законт призван наконец сделать возможным наказание людей, разжигающих межнациональную вражду, а также усилить ответственность за все преступления на почве ненависти. Но дьявол, как известно, в деталях. Что же на самом деле предлагается в законопроекте?

        По просьбе Конгресса национальных общин Украины известный адвокат, кандидат юридических наук, доцент Киевского национального экономического университета им. В. Гетмана Вячеслав Якубенко осуществил экспертизу принятого в первом чтении законопроекта.

        По мнению эксперта, предложенный проект не соответствует международным обязательствам Украины и требованиям юридической терминологии. Если предложенный законопроект будет принят в неизмененном виде, в Уголовном кодексе будут разные статьи с аналогичным содержанием, призванные покарать за одно преступление, но разными мерами наказания. Предлагаемое увеличение штрафных санкций за преступления, предусмотренные ст. 161 УК, само по себе возражений не вызывает, однако если оставлять без изменений особенности формулировки самой статьи, из-за которых ее столь сложно применять, смысла в предложениях по усилению ответственности нет. А никаких изменений в самом главном фрагменте текста ст.161, из-за которого ее невозможно применять – указание на необходимость доказательства прямого умысла – в законопроекте не предусмотрено.

        Вообще, законопроект в целом производит впечатление сырого и непроработанного. Совершенно непонятно, почему именно он был вынесен на голосование – некоторые другие законопроекты, несмотря на несовершенство, все же были подготовлены гораздо более качественно. Очевидно, что депутаты, принявшие законопроект в первом чтении, просто не вчитывались в содержание – а понимание необходимости изменения законодательной базы в связи с ростом преступлений на почве ненависти стало уже всеобщим. В общем, дело хорошее, что ж не поддержать, а кто будет всерьез читать текст?

        Можно, конечно, просто расценить документ как недоработанный – тема-то не важная, она же не касается экономики. Депутаты готовы имитировать активность в этнополитической сфере, не особенно вдумываясь в содержание инициативы – что ж, в целом, их понять можно, с учетом реальной перспективы возможных досрочных выборов им действительно не до того сейчас.

        Однако есть еще некоторые моменты, которые вынуждают отнесись к документу серьезно. В частности, в состав преступления, предусмотренного ст.161 УК, предлагается ввести «оскорбление чувств в связи с расовой, этнической принадлежностью, цветом кожи, языком». Ну, во-первых, это противоречит Европейской конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод и нормам действующего УК, согласно которым «оскорбление» не является уголовным преступлением. А во-вторых, если в формулировке 161 ст. действующего УК говорится только об оскорблении чувств верующих (что, в принципе, еще можно понять), то в предлагаемой Т.Черноволом редакции речь идет, среди прочего, об оскорблении чувств «в связи с языком». Вообще, введение «языковой» темы в уголовный кодекс настораживает. Грешным делом, закрадывается сомнение, что все огрехи документа вызваны тем, что кроме «языковой» темы все остальное для автора просто не было важно, и просто не особо-то и продумывалось и прорабатывалось.

        Помимо указанных предложений по изменению в 161 ст., в ст. 300 предлагается ввести уголовное наказание за «ввоз, изготовление или распространение сочинений», пропагандирующих, среди прочего, «национальную нетерпимость и дискриминацию». На настоящий момент эта статья касается только распространения пропаганды культа насилия и жестокости. Зачем упоминать тут «национальную нетерпимость» – непонятно, поскольку происходит «дублирование» ст. 161. Однако более принципиальным представляется введение в Уголовный кодекс понятия «дискриминация», которое вводится именно в ст. 300. При этом в УК дискриминация вообще не определена, что это такое с правовой точки зрения – непонятно, и это, конечно, открывает широкие просторы для злоупотреблений и произвола. Упоминание же «национальной нетерпимости» в тексте ст.300 выглядит именно как отсылка к ст. 161 статье, в которой, как мы видели ранее, присутствует «языковой» фактор.

        Подведем итоги. Введение уголовной ответственности за «оскорбление чувств» по языковому принципу, а также за «пропаганду дискриминации», на мой взгляд, может серьезным образом отразиться на ситуации в стране, где вопросы языковой политики всегда вызывают неадекватный масштабам проблемы ажиотаж. Достаточно вспомнить многочисленные спекуляции, порожденные ратификацией Украиной Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств.

        Принятие с подачи депутата от фракции Партии регионов новых норм в уголовном праве, особенно в преддверии выборов, когда языковые вопросы всегда становятся одним из основных орудий демагогической риторики, уже не выглядит как случайность. «Сырость» текста закона приобретает характер не слабой, а сильной его стороны – если, конечно, расценивать изменения в УК не как такие, которые могут помочь в борьбе с реальными преступлениями на почве ненависти, а с точки зрения политической целесообразности. К сожалению, ее логика в очередной раз оказывается сильнее здравого смысла и содержательных соображений.

        Похоже, соображения борьбы с ксенофобией и защиты национальных меньшинств в который раз становятся разменной монетой в больших политических играх.

         

         

        На основе материлов газеты «Форум наций»

        Наверх

         
        Цукерберг: Если у нас не будет цели, мы не сможем развивать мир
        27.05.2017
        Умер всемирно известный политолог Збигнев Бжезинский
        27.05.2017, Евреи и общество
        Таллиннская синагога отметила 10-летие
        26.05.2017, Общинная жизнь
        В Израиле отметили 15-летие деятельности общества «Украинцы в Израиле».
        26.05.2017, Мир и Израиль
        Тбилисский музей истории евреев Грузии примет участие в «Ночи музеев»
        26.05.2017, Евреи и общество
        В ООН отметят 50-летие объединенного Иерусалима вопреки бойкоту
        26.05.2017, Международные организации
        В Киеве прошла публичная дискуссия «Аудит внешней политики: Украина – Израиль»
        26.05.2017, Мир и Израиль
        В Мариуполе прошел день Иерусалима
        26.05.2017, Общинная жизнь
        Иерусалим и Ватикан обсуждают возможный визит в Израиль Папы Римского
        26.05.2017, Мир и Израиль
        Эстония против попыток изолировать и бойкотировать Израиль
        26.05.2017, Мир и Израиль
        Все новости rss