Нападения на евреев в Киеве: факты и версии
рус   |   eng
Найти
Вход   Регистрация
Помощь |  RSS |  Подписка
О Конгрессе Новости Конгресса Читальный зал
    Еврейские новости Деятельность
    Аналитика
      Лидеры Мониторинг ксенофобии Контакты

        Аналитика

        Нападения на евреев в Киеве: факты и версии

        Напавшие на Гилеля Вертхаймера, 11 января (фото с камеры наружнего наблюдения)

        Нападения на евреев в Киеве: факты и версии

        19.01.2014, Ксенофобия и антисемитизм

        Вячеслав Лихачев

        За последние десять дней возле синагоги Розенберга на Подоле в Киеве, возможно, на почве антисемитизма произошло несколько серьезных происшествий, обеспокоивших еврейскую общину и уже взбудораживших зарубежные СМИ. Пока многие детали происшествий не прояснены окончательно, но уже можно говорить, что ничего подобного в украинской столице не происходило с середины 2000-х гг. С 2008 – 2009 гг. по Украине в целом и по Киеву – особенно, ситуация характеризовалось устойчивым и системным спадом всех противоправных проявлений антисемитизма, и в первую очередь – уличного юдофобского физического насилия. Этот факт, а также серьезность происшествий, заставляют обратить на ситуацию, сложившуюся вокруг подольской синагоги, самое серьезное внимание, и постараться проанализировать, что происходит с антисемитизмом в Киеве. Поскольку практически во всех еврейских интернет-изданиях, сообщивших об инцидентах, журналисты, торопясь выдать «жаренную информацию», допустили массу грубых ошибок и нелепых неточностей, начну со скрупулезного, возможно, даже несколько занудного описания фактической стороны произошедшего.

        Слежка и нападения
        Первый инцидент произошел вечером 11 января, сразу после исхода шаббата (т.е., после захода солнца в субботу). После вечерней субботней молитвы с двух сторон от синагоги камеры наружного наблюдения зафиксировали две пары чего-то ждущих молодых людей. К сожалению, разглядеть их лица невозможно – их скрывали высоко поднятые шарфы или марлевые медицинские маски и низко опущенные капюшоны. За исключением этой особенности, ничто в их гардеробе не свидетельствовало об их идеологических пристрастиях или организационной принадлежности – обычная полуспортивная, полу-повседневная демисезонная молодежная одежда.
        Около шести часов вечера на улицу из синагоги вышел Гилель Верхтаймер, 26-летний израильтянин, преподающий иврит и еврейскую традицию. Преподаватель обладал всеми внешними отличительными атрибутами ортодоксального еврея. Молодые люди, соединившись в одну группу, пошли за Гилелем Вертхаймером, и следовали на некотором расстоянии за ним до его дома на ул.Юрковской. Приблизительно в 18.10, когда он зашел в подъезд, они бросились следом и уже внутри напали. На крики выглянула соседка преподавателя. Нападавшие прекратили избиение и убежали. К счастью, нанести серьезные травмы они не успели.
        Пострадавший обратился с заявлением в милицию. Уголовное производство было открыто с предварительной квалификацией по ч.1 ст. 125 Уголовного кодекса Украины («умышленное легкое телесное повреждение»).
        Широкого резонанса инцидент не получил. Были отдельные публикации в зарубежных еврейских интернет-сайтах, но украинские СМИ о происшествии не узнали.
        Чуть меньше, чем через неделю, произошел более серьезный инцидент.
        Приблизительно в четверть двенадцатого ночи, после встречи субботы (наступающей, по еврейской традиции, в пятницу вечером) и уже после того, как практически все уже разошлись, из синагоги вышел 33-летний припозднившийся прихожанин, учащийся в иешиве (религиозном учебном заведении) гражданин России Дов-Бер Гликман. Он повернул из здания налево и пошел по Щекавицкой улице в сторону Волошской улицы. Однако метров за 50 до пересечения улиц он увидел, что на углу стоят три молодых человека, показавшихся ему подозрительными. Они были обуты в высокие ботинки-берцы, лица не были видны из-за капюшонов. В общине все, разумеется, знали об инциденте, произошедшем неделей раньше с преподавателем, и были настороже. Не доходя до пересечения улиц, Дов-Бер Гликман свернул в подворотню, и, пройдя через двор, вышел на Волошскую чуть дальше ее пересечения с Щекавицкой. Но поджидавшие подходящую жертву преступники видели его маневр, и быстро пошли за ним. Услышав, что преследователи перешли на бег, студент свернул на Введенскую улицу, но через несколько метров его догнали. Один из преследователей вышел на проезжую часть, наблюдая с перекрестка Волошской и Введенской за ситуацией на улице, а двое молча набросились на жертву. Били руками и ногами, причем, по всей видимости, в носки ботинок были каким-то образом вделаны лезвия, оставлявшие глубокие порезы. Нападение произошло возле фасада жилого дома, пострадавшему удалось устоять на ногах. На крики студента на балкон дома выскочили люди, кто-то из жильцов дома закричал в окно. Тогда нападавшие прекратили избиение, подбежали к оставшемуся «на стреме» подельнику, и втроем они сели в машину, стоявшую на перекрестке с зажженными фарами.
        Почувствовав, что ранен, Дов-Бер Гликман сумел дойти обратно до синагоги, где попросил охранника вызвать скорую. На полу в помещении миквы (бассейна для ритуальных омовений) остались обильные следы крови. Первая помощь пострадавшему была оказана на месте оперативно приехавшими медиками. После этого Гликман был доставлен в больницу, где медики зашили три колото-резанные раны на бедрах.
        Характерно, что ни на углу Щекавицкой и Волошской, ни на пересечении Волошской и Введенской нет камер наружного наблюдения. И ожидали потенциальную жертву преступники явно сознательно в отдалении от здания синагоги, оснащенного камерами – возможно, ими были учтены ошибки, допущенные при первом нападении.
        Информации об открытии уголовного производства пока нет. В субботу, 18 января, днем в больницу к пострадавшему приходили два человека в форме, взявшие у него показания – однако, в силу запретов еврейской религиозной традиции, студент иешивы даже не смог подписать составленный с его слов протокол.
        Еще об одном эпизоде, который в свете произошедшего также выглядит вовсе небезобидно, СМИ еще не сообщали. После ночного нападения, в субботу ученики иешивы организовали нечто вроде патруля, контролируя окружающие синагогу улицы, встречая и провожая приходящих на молитву верующих. После дневной молитвы, они обратили внимание на подозрительного молодого человека, который, по словам одного из прихожан, следовал за ним. Юноша лет 19-ти, по словам студентов, был похож на скинхеда – коротко стриженный, в высоких шнурованных ботинках и короткой куртке. Трое активистов самодеятельного «патруля» задержали молодого человека. Сопротивления тот не оказывал, вел себя достаточно, по словами учащихся иешивы, уверенно и даже нагло. У него был обнаружен блокнот, в который он зарисовывал подробный план прилегающих к зданию синагоги кварталов, с какими-то стрелочками. По версии активистов, молодой человек был разведчиком, «скаутом» на сленге молодежных субкультур, отмечавшим в блокноте маршруты следования прихожан от синагоги до дома.
        «Патруль» сдал задержанного милиционерам, с которыми тот тоже держался довольно вызывающе. После установления личности, задержанный был отпущен из отделения милиции.
        Студенты иешивы утверждают, что в течение дня видели и других подозрительных молодых людей в окрестностях синагоги, однако задержать их не удалось, и нельзя утверждать наверняка, не является ли тотальная слежка за синагогой плодом взбудораженного произошедшим воображения молодых людей.

        Интерпретации и предположения
        Разумеется, когда внезапно, после нескольких лет стабильно спокойной ситуации происходит серия подобных инцидентов, рождаются разные версии, призванные объяснить внезапное изменение обстановки. Что же происходит вокруг синагоги Розенберга и антисемитизмом в Киеве в целом?
        Начать можно с того, что антисемитский характер инцидентов практически не вызывает сомнения. Несмотря на отсутствие прямых доказательств (красноречивых выкриков или оскорбления во время нападения, либо же неонацистской символики на одежде нападавших), это практически очевидно. Ни у преподавателя, ни у студента иешивы ранее не было конфликтов с местными хулиганами (у некоторых учащихся иешивы – были, но носили бытовой характер). Очевидно, что нападения были целенаправленными и продуманными, особенно второе, более жестокое. Да и в первом случае преступники явно ориентировались, когда расходятся прихожане с вечерней молитвы после завершения субботы.
        Откуда же на Подоле внезапно появилась организованная, мотивированная и способная к рациональному планированию преступления банда неонацистов?
        Конечно, нельзя исключать роль случайности. Несмотря на низкий уровень антисемитской преступности в Украине в последние годы, время от времени, нечасто, но такое бывает. В 2012 г. по всей видимости, одна и та же группа молодежи совершила с небольшим промежутком два нападения в Ровно – на раввина города и на руководителя общины, председателя местного «Хеседа» (еврейского благотворительного фонда). В 2007 г. группа неонацистов терроризировала еврейскую общину Житомира, устроив серию нападений на верующих, возвращающихся из синагоги. Это, конечно, из ряда вон выходящие случаи, но фактора случайности никогда нельзя исключать. В конце концов, в стране существуют маргинальные неонацистские молодежные группировки, и в результате расистских нападений ежегодно страдают десятки человек. То, гораздо чаще жертвами насилия на почве ненависти являются выходцы из Африки и Азии, не должно расслаблять еврейскую общину – нет никаких серьезных «тормозов», которые препятствовали бы переключению мотивированных фанатиков на другой объект.
        Однако, есть, конечно, и более изощренные версии, объясняющие происходящее на Подоле. Один израильский журналист уже после первого инцидента (сообщив о нем, правда, перепутав дату и другие детали), предположил, что «ситуация с антисемитизмом в Киеве начала обостряться в последние полтора месяца — возможно, в том числе и из-за уличных беспорядков, которые наблюдаются в столице Украины из-за протестного движения». Правда, ранее это «обострение» проявлялось только в надписях на заборах, оставленных маргинальным национал-радикальным молодежным крылом протестного движения, однако в целом версия – теоретически – имеет право на существование. Аналогичную трактовку произошедшего нападения на преподавателя дал в комментарии Всемирному еврейскому конгрессу сопрезидент Еврейской конфедерации Украины Борис Фуксман. Я сильно подозреваю, что именно привязка антисемитских нападений к общественны протестам может стать наиболее популярной версией объяснения произошедшего в части средств массовой информации в ближайшие дни.
        Насколько правдоподобно это предположение? В масштабных общественных протестных акциях, получивших собирательное название Евромайдан, действительно участвуют группы радикально настроенной молодежи, лозунги и действия которой отталкивают даже националистическую партию Всеукраинское объединение «Свобода». С учетом активистов, съехавшихся в Киев для участия в протестах, концентрация радикалов в центре столицы, действительно, достигла довольно высокого уровня. Эти ребята действительно не любят представителей меньшинств и ориентированы на физическое насилие. Однако выглядит совершенно нелогично, что после почти двух месяцев участия в протестах национал-радикалы именно сейчас решили вспомнить о существовании евреев. На минувшей неделе бессонной ночью задействованные в охране Майдана активисты радикальных группировок готовились отражать штурм баррикад милицией и нанятыми бандитами-спортсменами, для обозначения которых в украинском политическом языке в прошлом году появилось слово «титушки». После принятия Верховной радой и подписания президентом репрессивных законов, в том числе направленных конкретно против того, что власть объявила «экстремизмом», вся оппозиция готовится к массовыми акциям 19 января. И радикальная часть протестующих – тоже, в своем кругу весьма жарко обсуждая арсенал допустимых средств для борьбы с режимом. Исходя из общей логики происходящего на Майдане, мне представляется, что именно сейчас протестующим, даже самым «отмороженным» из них, совершенно не до евреев. Наконец, гораздо ближе к штаб-квартире протестующих – Центральная синагога Бродского. Если уж кому-то сильно захотелось бы сорвать злость из-за действий власти на евреях, проще было бы «прыгнуть» на кого-нибудь на ул.Шота Руставели, и уже через пятнадцать минут быть под защитой баррикад и, скажем, за закрытыми и охраняемыми верными соратниками дверями пятого этажа Дома профсоюзов. Нет совершенно никакой необходимости тщательно изучать подходы к синагоге на Подоле и держать наготове машину для отхода с места преступления.
        Мне приходилось слышать также версию, что особый интерес неонацистов к синагоге на Подоле был вызван фактом принадлежности именно к этой общине р. Гиллеля Коэна, призвавшего к миру со сцены Евромайдана и принявшего участие в межконфессиональной молитве, прошедшей 29 декабря в рамках Народного вече «Солидарность против террора». На полном серьезе озвучивается предположение, что за нападениями стоят недовольные выступлением раввина сторонники ультра-националистических группировок – называлась конкретно «Свобода». Мне кажется очевидным, что эта версия не выдерживает никакой критики; напротив, полагаю, что факт публичной поддержки протестного движения представителями еврейской общины – такими, как р.Гиллель Коэн, или председатель Ассоциации еврейских общин и организаций Украины Иосиф Зисельс – значительно снизил агрессивный антисемитский потенциал маргинальных ультра-националистических молодежных группировок, принимающих участие в Евромайдане. Панические ожидания, которые озвучивали с первых дней Майдана старающиеся сохранить хорошие отношения с действующей властью некоторые представители еврейской общины, до последних дней не имели ничего общего с реальностью.
        Конечно, ненависть иррациональна. Однако детали преступлений указывают скорее на продуманный расчет, чем на спонтанную вспышку злобы.
        Если произошедшее – не случайность, и как-то связано с наиболее важными и масштабными процессами сегодняшней Украины – противостоянием общества и власти – то что же произошло? Что изменилось с конца ноября буквально в последние дни?
        Первое, что приходит на ум – это принятые 16 января законы, не только выводящие весь публичный протест за рамки легального, но и отдельно направленные против преступлений на почве ненависти и национал-экстремизма, трактуемого весьма широко.
        Больше двух недель назад, в новогодние дни в интервью одной еврейской газете я сказал: «Власть постоянно апеллирует к якобы существующей угрозе нацменьшинствам со стороны национал-радикалов. Их заметное присутствие в протестном движении дает сильный козырь проправительственным пропагандистам. Более того, в рамках кампаний по дискредитации оппозиции выполняющие заказ Банковой политтехнологи, как мне кажется, готовы сами инициировать провокационные информационные поводы за гранью допустимого – как в апреле прошлого года это произошло в Черкассах. Тогда на оппозиционный митинг пришли агрессивно настроенные молодые люди в футболках с призывом «бить жидов». Признаюсь, на фоне устойчиво невысокого уровня реальных проявлений антисемитизма, я даже опасался, что провластные политтехнологи не остановятся, скажем, перед тем, чтобы организовать битье стекол в какой-нибудь синагоге, не забыв, конечно, предварительно расписать стены от имени ВО «Свобода», а то и устроят что-нибудь еще более убедительное». Я прошу прощение за самоцитирование; это – тот случай, когда я с удовольствием признал бы, что ошибся.
        Произошедшее убедительнее некуда. Возможно, повторный, более жестокий инцидент объясняется тем, что первый не получил достаточный резонанс в СМИ. Полагаю, что уже в ближайшие дни мы увидим, как будут разворачиваться события: как средства массовой информации будут освещать ситуацию с антисемитизмом в Украине, начнет ли власть наступление на протестующее общество именно с радикального фланга.
        Я не хочу впадать в излишнюю конспирологию. Пятнадцатилетний опыт мониторинга преступлений на почве ненависти подсказывает, что как правило расистское насилие – это просто расистское насилие, а не часть сложных глобально-политических многоходовок. Расисты нападают на тех, кого их больное воображение назначает врагами их расы, просто потому, что они расисты.
        Однако также нельзя отрицать, что у нас есть мало оснований сомневаться как в цинизме, так и в расчетливости стратегов, работающих над тем, чтобы нынешняя власть не дрогнула под натиском общественного недовольства.

        На фото в середине: Дов-Бер Гликман в больнице, 18 января; на фото внизу: совместная иудео-христиано-мусульманская молитва за мир на Майдане, 29 декабря.

        Наверх

         
        Евреи Литвы надеются на более активное участие литовцев в памятных мероприятиях
        26.08.2016, Холокост
        В декабре в Киеве состоится семинар «Жемчужины культуры идиш»
        26.08.2016, Образование
        В Запорожье открылась выставка израильских фотохудожников. Выходцев из Украины и России, посвященная Дню независимости Украины
        26.08.2016, Мир и Израиль
        Майнц, Вормс и Шпайер – кандидаты в список Всемирного наследия ЮНЕСКО
        26.08.2016, Культура
        В Вильнюсе фрагменты мацев будут перевезены на старое Еврейское кладбище
        26.08.2016, Евреи и общество
        Ушла из жизни дизайнер Соня Рикель
        25.08.2016, Культура
        В Казахстане пройдет съезд раввинов раввинов ХаБаДа
        25.08.2016, Религия
        Выставка, посвященная жизни и деятельности Эли Визеля
        25.08.2016, Холокост
        В польском городе без еврейского населения построят еврейский центр
        25.08.2016
        Найдена фабрика, где делали упоминаемую в Евангелии каменную посуду
        25.08.2016, История
        Все новости rss