Skip links

Исполнилось 70 лет Закону о возвращении

5 июля 1950 года израильский Кнесет принял Закон о возвращении, который выразил многовековое стремление еврейского народа к возвращению в Эрец-Исраэль и ответил на вопрос о том, кто имеет право на репатриацию в Израиль.

Текст закона о возвращении

По еврейскому календарю, это был День Памяти (день смерти) основоположника политического сионизма Теодора Герцля. В этом намерении законодателя ярко прослеживается стремление придать закону символическое значение и историческую перспективу.

Для народа, пережившего трагедию Холокоста, этот момент является одним из центральных: Израиль – надежное прибежище для тех, кто спасается от разбушевавшегося антисемитизма в странах проживания.

Будучи одним из центральных израильских актов, Закон вызвал много споров относительно того, кого, собственно, считать евреем. Должно ли Государство Израиль придерживаться галахического определения, согласно которому евреем является тот, кто рожден от матери-еврейки или принял иудаизм? Или евреем можно признать любого, кто считает себя таковым?

В 1962 году в Израиль приехал Освальд Руфайзен, при рождении получивший имя Шмуэль Аарон. В его еврейских корнях сомнений не возникло, и тем не менее, в израильском гражданстве ему отказали. В чем же дело?

Шмуэль Освальд Руфайзен

А дело в том, что во время Второй мировой, скрываясь от нацистов, Руфайзен попал в монастырь, где добровольно крестился и стал братом Даниэлем. После войны он вернулся в Польшу, учился на священника и стал монахом-кармелитом.

Надо сказать, что Освальд Руфайзен прожил удивительную и во многом трагичную жизнь. Его родители погибли в лагерях смерти, а ему удалось бежать из Польши в Белоруссию. Скрывая свое еврейство, Освальд устроился переводчиком в полицию оккупированного белорусского городка Мир.

Руфайзен наладил связи с местными евреями и сумел спасти сотни людей, заключенных в местное гетто. Предупредив о запланированной ликвидации, он помог им вооружиться и организовать побег. История побега из мирского гетто представлена в документальном фильме в израильском музее Яд ваШем.

В 1942 году Руфайзена раскрыли и арестовали. Не дожидаясь верного расстрела, он бежал и скрылся в монастыре Сестер Воскресения, откуда и начался последовательный путь брата Даниэля в христианстве. История его жизни легла в основу романа Людмилы Улицкой «Даниэль Штайн, переводчик» (2006).

Рассматривая иск брата Даниэля о предоставлении ему израильского гражданства, Верховный суд Израиля постановил, что исходя из светского характера Закона о возвращении, понятие «еврей» не следует толковать в строго галахическом смысле, согласно которому брат Даниэль все еще считается евреем.

Верховный суд посчитал правильным опираться на субъективное мнение большинства, то есть признавать евреем того, кого другие евреи считают евреем. Таким образом Верховный суд постановил, что Закон о возвращении не распространяется на евреев, добровольно перешедших в другое вероисповедание.

Апелляцию Руфайзена также отклонили, посоветовав ему поселиться в Израиле и получить израильское гражданство путем натурализации, что он и сделал.

Руфайзен на кладбище Нахалат Ицхак на ежегодной церемонии памяти евреев из общины Мир

А в 1970 году Кнесет принял поправку к Закону о возвращении, согласно которой евреем считается тот, кто рожден от матери-еврейки и не перешел в другое вероисповедание, а также лицо, принявшее иудаизм. Поправка также предусматривает, что нееврейский супруг, дети и внуки еврея получают гражданский статус и пользуются правами и льготами наравне с другими репатриантами.

До сегодняшнего дня Закон о возвращении вызывает много споров, оставаясь при этом символом и инструментом единения мирового еврейства. Любой человек, являющийся частью еврейского народа, является также потенциальным гражданином Израиля, и Закон о возвращении гарантирует его право на репатриацию.