Skip links

Слово Раввина: “В те дни и в наше время”

Мы продолжаем сотрудничество с институтом Раввина Адина Эвен-Исраэля Штейнзальца и публикуем специально подготовленный материал для общин-членов ЕАЕК. Эта статья выходит уже после смерти великого мыслителя поколения, ученого и хасида, раввина Штейнзальца, благословенна память его.


В Хануку мы отмечаем победу Маккавеев над “огречившимися” и над эллинизмом, распространившимся в еврейском народе. Из года в год в эти праздничные дни мы вспоминаем о том, что должны продолжать борьбу за сохранение нашей уникальности – особенно в наше время, когда на повестке дня стоит та же проблема. Ханука – это столкновение упрямого и непримиримого еврейского народа с «открытым» и «толерантным» миром.

Эллинистический мир был очень похож на наш. Оба не имеют значимых ценностей, и поэтому в их рамках не может возникнуть аксиологический конфликт. Между красотой и истиной, наукой и Торой, техническим прогрессом и сохранением существующего порядка нет противостояния. Идея, стоящая за восстанием Маккавеев, была гораздо более проста. Она же лежит и в основе нашего конфликта с миром, в котором мы живем сегодня.

Большинство эллинистов приняли греческую культуру не на основе веры в ее достоверность, так же как и в наши дни основная масса людей принимает глобальную культуру не потому, что верит и признает истинность её философских предпосылок, но лишь следуя общепринятым нормам. Только для немногих гибкость взглядов стала основополагающим принципом их мировоззрения. Другие же, видя, что общество действует в соответствии с ним, просто поддаются влиянию. Со временем это мировоззрение проникает даже в людей, которые по сути являются верующими. Постепенно они становятся убежденными в том, что отношение к принципам должно соответствовать лозунгу: “Я уважаю ваш путь, уважайте и мой”.

Сама суть мира, который окружает нас сегодня, состоит в том, что вести переговоры и приходить к компромиссу можно по поводу всего, так как все ценности относительны и не имеют объективного значения. Все принципы равноценны: ни один из них не требует заходить слишком далеко. В отличие от этого подхода, празднество в Хануку основывается на понимании, что есть такие понятия, как “еврей” и “еврейская сущность”, с которой еврей не может пойти на компромисс. Более того, я обязан признать, что эта сущность есть и во мне.

Мы отмечаем Хануку в память о победе иудаизма над эллинизмом. Это праздник тех, кто и в наше время является ревнителем своего еврейства. Хотя Ханука и воспринимается как милый праздник, поскольку влечет за собой много радостей и почти не требует никаких обязанностей, но по сути — он религиозно-ревностный!

Непосредственным результатом войны, в память о которой мы празднуем Хануку, было продолжение существования иудаизма. Можно предположить, что, если бы Маккавеи не подняли восстание или потерпели поражение, наша участь была бы подобна судьбе соседних народов: филистимляне, аммонитянеи моавитяне ассимилировались и, утратив свои этнические особенности, сошли со сцены истории. То была война за сохранение еврейской идентичности. Чудесным образом нам пока что удается достичь этой цели.

Войны, победы и поражения – это события, откладывающиеся в исторической памяти народа. Еврейское государство терпело поражение как минимум два раза, евреи скитались по разным странам, но, несмотря ни на что, наш народ сохранился. Однако понятно, что, если он хотя бы единожды утратит своюособую идентичность, нам не поможет ни своя территория, ни свой флаг, потому что без народа у нас нет ничего. В Хануку мы и тогда, и сейчас боремся не за нашу политическую независимость, но за нашу идентичность. Победа, одержанная нами более двух тысяч лет назад, — это не просто продолжение существования. Мы не только этническая общность, проживающая в этом мире, а уникальная пульсирующая в нем сущность, именуемая иудаизмом.