Skip links

Слово Раввина: Трудно поверить

Мы продолжаем сотрудничество с институтом Раввина Адина Эвен-Исраэля Штейнзальца и публикуем специально подготовленный материал для общин-членов ЕАЕК. Эта статья выходит уже после смерти великого мыслителя поколения, ученого и хасида, раввина Штейнзальца, благословенна память его.


Часто говорят: “Блаженны верующие! Как хорошо тому, кто верит!”  Но возможно ли в наше время, отличающееся скептицизмом и трезвым взглядом на мир, по-прежнему оставаться (или стать – доб. редакции) верующим? Быть может вера ушла в прошлое вместе с поколениями еврейских местечек в черте оседлости, средневековых гетто, эмигрантских кварталов на краю света? Разве в наш век возможна настоящая вера?

В этой связи вспоминается характерная история из еврейского фольклора. Дело было так. Заявление прославленного своей мудростью царя Шломо (Соломона): «Дурень верит всему» (Мишлей, 14: 15), – потрясло всех дурней. Со всего света собрались они на съезд, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию. Ведь раньше – до того, как стало известно, что “дурень верит всему”, – нельзя было безошибочно отличить мудреца от глупца, и в дураков не тыкали пальцами. Что же начнется теперь, когда все они себя выдадут? Дураки судили-рядили и наконец придумали. Они решили, что теперь, дабы их не подняли на смех, им надо поступить ровно наоборот: ничему не верить. Этому решению они следуют до сих пор. Потому, когда люди начинают говорить о невозможности поверить и об абсурдности веры, облекая эту нехитрую идею в самые разные простые или ученые слова, сразу хочется их спросить, не были ли они делегатами на том съезде.

Это не значит, что путь к вере легок. Он не прост ни для того, кто воспитывался в религиозном доме, ни для того, кто рос в нерелигиозной среде. Для каждого в отдельности и для всего мира стезя веры одновременно и длинна, и кратка. Это не столбовая дорога, по который спокойно пройдет каждый. Это узенькая, петляющая тропинка, сугубо личный и индивидуальный путь. В этой связи можно привести простые и глубокие слова одного праведника, основанные на фразе из Псалмов: «Ибо я знаю, что велик Г-сподь» (Теѓилим, 135:5) — это знаю я и только я, больше никто не знает это так же, как я (Сихот ѓа- Ран, 1).  Другой может знать больше и глубже меня, его познания могут быть несравненно шире моих, однако в конечном счете речь идет о личном невыразимом ощущении. Отведав какое-нибудь лакомство, я могу аппетитно расписывать, что съел и что при этом почувствовал, но все – таки не передам этим свое вкусовое восприятие. Его может испытать лишь тот, кто сам попробует кусочек. Таков смысл слов Писания: «Вкусите и увидите, как добр Г-сподь» (Теѓилим, 30:12) – вкусите сами!

Где же находится эта вера? Она не на небесах и не за морем, но гораздо ближе: «в твоих устах и в сердце твоем». Ибо действительно (это верно и на уровне личного переживания и как глубокая теологическая истина) каждый человек произносит множество вещей свидетельствующих о его вере и о том, что он полагается на Г-спода, но часто он сам не отдает себе отчета в том, что говорит, и не может распознать, во что по-настоящему, в глубине сердца, верует. Произнося по привычке: “Все будет хорошо”, мы не замечаем, что в этой фразе находит свое выражение вера. Она появляется и в словах утешения, обращенных к плачущему ребенку, и в осознании того, что несмотря на все передряги, можно все-таки жить достойной и полной жизнью.

Некоторые, и “отрицая все”, всем сердцем веруют в Б-га Израиля. Порой человек, отбрасывая все, что несут в себе религия, традиция и наследие наших предков, все-таки сражается за то, что кажется ему добром и справедливостью. Такие люди встречаются и среди интеллигенции, и среди простого народа, они могут блуждать извилистыми путями или следовать прямой тропой. У них в изобилии имеется подлинная вера, она “в их устах и в их сердце”, однако различные препятствия и преграды сбивают их с толку и заставляют прийти к выводу, что все это не для них. Они полагают, что подлинная религиозная вера существует лишь где-то в заоблачных высотах или за семью морями, и  потому не ищут ее поблизости, не пестуют и не взращивают росток, который произрастает в их собственной душе.

На иврите слово эмуна (вера) связана и с тем значением, которое несет в себе однокоренное слово омен: пестующий, выращивающий дитя. Итак, росток веры надо пестовать и оставлять ему место для развития, надо холить и лелеять свой подлинный, религиозный опыт, предоставляя ему возможность найти свое выражение. Бояться надо не себя, а консенсуса, достигнутого на съезде дураков. Так мы сможем развить имеющийся у нас потенциал, который требует только своей практической реализации, как сказано: «Оно в твоих устах и в сердце твоем, чтобы исполнять его» (Дварим, 30:14).

В честь вознесения души раввина Адина бен Авраам Моше Эвен-Исраэль.