Skip links

Махатма Хавкин или великая победа над черной смертью

Доктор Хавкин не создал свою семью. Он полагал, что не имеет права на личное счастье, учитывая смертельные опасности, которым постоянно себя подвергает.

Принося подобные жертвы на алтарь науки, он не требовал взамен славы и почестей. Но вошел в историю как великий герой, силой человеческого разума и воли победивший чудовищные болезни, которые пожирали миллионы людей на протяжении многих сотен лет.

Все началось в 1860 году, когда сразу после рождения сына Маркуса-Вольфа, семья преподавателя казенного еврейского училища Арона Пинхасовича Хавкина и Розалии Дувид-Айзиковны, урожденной Ландсберг, переехала из Одессы в уютный приморский городок Бердянск. Маркус-Вольф слыл умницей, блестяще закончил начальную еврейскую школу хедер, а затем и русскую мужскую гимназию.

Теперь здание гимназии занимает Бердянский педагогический институт, а у его входа в 2005 году установили бюст великого земляка. А в 1879 году юный силач и красавец приезжает в Одессу, которая относительно недавно потеряла вольный статус порто франко, но не утратила ни свободомыслия, ни уникальной культуры, которая вмещала в себя людей разных национальностей и вероисповеданий.

Временно ставший Владимиром, Хавкин поступает на первый курс естественного отделения одесского Императорского Новороссийского университета. Это был как раз тот недолгий период, когда Новороссийский университет обходился без постыдной процентной нормы студентов-евреев. Скажем, в 1886 году на медицинском факультете было зарегистрировано 30,7% студентов-евреев, на юридическом – 41,2%.

В преподавательский состав Новороссийского университета входили молодые и блестящие профессора: физик Н.А.Умов, физиолог И.М.Сеченов, зоолог и эмбриолог А.О.Ковалевский и, конечно, великий биолог и патолог Илья Ильич Мечников, особенно известный своими революционными исследованиями в области иммунологии.

Владимир Хавкин подавал большие надежды и вскоре стал любимым учеником Мечникова. Но далеко не всё в образе молодого студента Хавкина было образцово-показательным. Благодаря четко работавшему делопроизводству жандармерии и полиции, мы знаем, что он тайно посещал студенческие сходки “Народной воли” и даже встречался там со знаменитой революционеркой-народницей Верой Фигнер, она же Вера-револьвер.

Студент Хавкин числился неблагонадежным и находился под гласным надзором полиции. Активное участие в студенческих демонстрациях привело его к первому аресту и отчислению из университета. По счастью, ученый совет отстоял блестящего студента.

В 1882 году Хавкина вновь арестовали – на этот раз по подозрению в подготовке покушения на генерала Стрельникова. Допросы ничего не дали, полиция не смогла доказать его причастность к заговорщикам. Через несколько дней после освобождения Хавкина, весной того же года, Стрельникова убили на Приморском бульваре. После этого Владимир Хавкин окончательно порвал с “Народной волей” и все свое внимание посвятил научным занятиям.

Но, увы, жизнь вновь заставила его выйти на улицы Одессы, чтобы защитить свой народ. В 1884 году по Одессе поползли слухи, что убийство царя Александра II – дело рук евреев. По городу прошла волна погромов. Среди еврейских студентов, присоединившихся к отрядам самозащиты, был и Владимир Хавкин.

Он был крепким парнем, участвовал в уличных стычках, защищая невинных людей от погромщиков. Его арестовали с оружием в руках, но обвинить в организации беспорядков не смогли. Хавкин вышел из тюрьмы и вернулся к научной работе.

Между тем, ситуация в Новороссийском университете становилась все более напряженной. Студенты подписали коллективное письмо министру образования с протестом против постоянного надзора университетской инспекции и полиции, который сдерживает инициативу и убивает научное мышление.

Затем подобное коллективное письмо было направлено и ректору Новороссийского университета. Хавкин, разумеется, подписал оба послания, и его вторично отчислили из университета. В тот же период несколько профессоров, среди которых был и Мечников, подали в отставку в знак протеста против действий властей.

В том же 1884 году Хавкину все же разрешили защитить кандидатскую диссертацию экстерном. Уже в 1885–86 годах его первые работы были опубликованы в серьезном французском журнале «Анналы естественных наук».

Но, увы, Владимир Хавкин все еще числился неблагонадежным, поэтому продолжать научную работу или преподавать в Одессе ему не разрешали.

В 1888 году он навсегда покидает Россию и уезжает в Париж, где временно становится Вальдемаром и с помощью любимого учителя Мечникова устраивается на место младшего библиотекаря в Институт Пастера, только что основанный выдающимся французским микробиологом Луи Пастером. Победив смертельную болезнь бешенства, гениальный Пастер вдохновил своих учеников и последователей на борьбу с другими страшными болезнями.

Упорный Вальдемар не гнушался работой библиотекаря ради возможности заниматься своими исследованиями в институтской лаборатории. Так, в 1892 году появилась на свет противохолерная вакцина – первая облегченная болезнетворная сыворотка Хавкина.

Первым делом Хавкин испытал ее на себе. Затем привлек к испытаниям трех своих друзей – политэмигрантов из России, двое из которых были врачами. В результате Вальдемар Хавкин доложил Парижскому Биологическому обществу, что созданная им вакцина безопасна и приводит к развитию иммунитета против холеры в течение шести дней. Пастер и Мечников поздравили своего ученика с большим научным достижением.

Теперь перед доктором Хавкиным встала не менее трудная задача внедрения сыворотки в реальную жизнь. На удивление, человечество не спешило избавиться от страшной болезни.

В 1892 году в Туркестане зафиксировали массовую вспышку холеры. России и Европе в целом угрожала очередная эпидемия.

«Насчет чумы, придет ли она к нам, пока нельзя сказать ничего определенного… Карантины – мера несерьезная. Некоторую надежду подают прививки Хавкина, но, к несчастью, Хавкин в России непопулярен», – писал в то время великий писатель и врач Антон Павлович Чехов.

Зная о своей репутации, Хавкин просит Пастера подписать письмо брату русского царя принцу Ольденбургскому с предложением использовать новую вакцину в борьбе с эпидемией, которая уже свирепствовала в южных губерниях. Предложение было отвергнуто.

Правительства Испании, Франции и Германии также отказали доктору Хавкину в просьбе испытать свои силы на усмирении очаговых вспышек холеры. На тот момент сама идея вакцинации выглядела опасной затеей. Такого мнения придерживались не только обыватели, но и многие врачи и ученые.

Но в 1893 году случился прорыв. В британской Индии долгие годы свирепствовала холера. Только в период с 1877 по 1890 болезнь унесла более миллиона жизней местных жителей и британских колонистов. Бессильное перед мощным напором эпидемии, британское правительство направляет доктора Хавкина в Калькутту, где он занимает пост государственного бактериолога Британской короны.

В течение двух лет доктор Хавкин наладил массовое производство вакцины буквально в походных условиях. И, как только все было готово, вместе с местными врачами отправился в одну из ближайших деревень.

И опять проблема: врачи не смогли убедить крестьян в пользе и безопасности вакцинации. Вместо благодарности им ответили угрозами и градом камней. Но доктор Хавкин не мог просто так умыть руки и вернуться домой. Он спокойно снял рубашку и попросил коллегу ввести себе инъекцию вакцины прямо на глазах разгневанных крестьян.

Наглядная агитация подействовала. 116 жителей деревни позволили сделать себе прививку, и никто из них не заболел. А слухи о храбром враче и его чудесной вакцине быстро разнеслись по стране, и доктор Хавкин и его коллеги постепенно привили от холеры 72 тысячи человек. Они месяцами не выходили из джунглей, перебираясь из одной деревушки в другую, страдая от малярии и некачественной пищи. Но их ждала настоящая награда: через два года с начала массовой вакцинации смертность в охваченных эпидемией районах снизилась на три четверти.

Массовое применение противохолерной вакцины положило конец бесконечной войне с холерными эпидемиями. Улучшенная вакцина Хавкина используется до сих пор в борьбе с локальными вспышками холеры.

Но это еще не финал. Потому что в 1896 году британские власти перебросили доктора Хавкина в крупнейший индийский город-порт Бомбей, пораженный в это время страшной эпидемией чумы. Всего за три месяца Хавкин со своей небольшой командой создает первую эффективную противочумную вакцину. Испытания прививки он опять начинает с себя.

Основанная Хавкиным в Бомбее лаборатория со временем развилась в один из крупнейших исследовательских центров по бактериологии и эпидемиологии, который с 1925 года носит название: Институт имени махатмы Хавкина. Днем рождения центра считается 10 января 1897 года – день, когда махатма Хавкин испытал на себе вакцину против черной смерти.

В течение нескольких лет доктор Хавкин непосредственно участвовал в вакцинации населения. В Индию были направлены наблюдатели из России, Германии, Франции, Италии и других стран, и их отчеты о поразительных достижениях Хавкина способствовали внедрению вакцины по всему миру.

В течение сорока лет более тридцати пяти миллионов человек получили прививку и тем самым спаслись от одной из самых страшных болезней, которая веками уничтожала человечество.

В 1897 году королева Виктория наградила доктора Хавкина Высокопреосвященным орденом Индийской империи. Так еврейский мальчик из Бердянска, бывший народоволец, а теперь великий ученый стал сэром.

Сэр Хавкин провел в Индии более двадцати лет. В 1915 году он возвращается из Индии в воюющую Европу. По его рекомендации, отъезжающие на фронт британские военные впервые получают тройную прививку против брюшного тифа и двух разновидностей паратифа.

Отойдя от дел, доктор Хавкин поселился в Париже. В эти годы он возвращается к своим еврейским корням. Теперь он Мордехай Зеев Хавкин. Его беспокоит судьба европейского еврейства, он горячо поддерживает идею создания еврейского государства и занимается еврейской благотворительностью.

Всю жизнь он стремился изменить мир к лучшему. Сменяя имена и страны, он нашел свой собственный путь и спас жизни миллионов людей и их потомков.