Skip links

Конференция «Будущее еврейской жизни пост-советских стран» прошла в режиме онлайн

Конференция Евро-Азиатского Еврейского Конгресса «Будущее еврейской жизни пост-советских стран», организованная совместно с изданием Jerusalem Post, прошла 6 декабря в режиме онлайн. Ее участники — ведущие израильские политики, юристы, чиновники, предприниматели и общественные деятели — обсудили гуманитарный кризис в постсоветских странах, сильно затронувший местные еврейские общины, а также вызовы, стоящие в связи с этим перед Израилем и организованным еврейским миром.

Конференция также приурочена к 30-летию Евро-Азиатского Еврейского Конгресса, который в начале 90-х, после распада СССР, начал свою деятельность с небольшой делегации советского еврейства в составе Всемирного еврейского конгресса.

“Мы пригласили мировых еврейских лидеров, чтобы обсудить то, что уже было сделано, и наметить наши следующие шаги. И я призываю своих коллег: давайте объединимся вокруг еврейских общин бывшего СССР, как когда-то еврейский мир сплотился вокруг советского еврейства. Давайте поможем тем, кто решил сделать Алию, был вынужден покинуть свой дом или же остаться в своей общине. Наш долг помочь им, каково бы не было их решение”, — сказал гендиректор ЕАЕК д-р Хаим Бен-Яаков.

Подробнее о конференции: future.eajc.org

Еврейская община на постсоветском пространстве

Продолжающаяся война тяжелейшим образом сказалась на еврейской общине Украины, как и на всех гражданах страны. Об этом в ходе онлайн-конференции Евро-Азиатского Еврейского Конгресса «Будущее еврейской жизни пост-советских стран» заявил посол Израиля в Украине Михаил Бродский. По его словам, порядка 16 тысяч украинцев репатриировались в Израиль после 24 февраля.

“Вместе с тем еврейская жизнь в Украине продолжается. Большая часть общинных лидеров, раввинов, находится в стране. Несомненно, [война] это огромная травма для всех жителей Украины, включая евреев. С самого начала войны посольство помогало еврейской общине Украины — наряду с местными сообществами и международными еврейскими организациями. Я говорю о гуманитарной помощи, эвакуации еврейских беженцев. Совместными усилиями мы эвакуировали более 15.000 человек. Некоторые из них — евреи, некоторые — израильтяне, некоторые — украинцы, которые попросили помощи в эвакуации. Нынешняя ситуация с эвакуацией сильно отличается от периода начала войны, покинуть страну проще. Но мы все еще оказываем поддержку еврейскому сообществу и всем гражданам Украины”.

Некоторые репатрианты из России, переехавшие в Израиль в течение уходящего года, возвращаются обратно по личным делам. Существование этого явления в ходе онлайн-конференции Евро-Азиатского Еврейского Конгресса «Будущее еврейской жизни пост-советских стран» посол Израиля в России Алекс Бен-Цви. По его словам, дипмиссия еврейского государства не располагает конкретными цифрами.

“Да, мы знакомы с таким явлением. Мы не знаем цифр, поскольку, как я уже сказал, еженедельно курсируют порядка 30 рейсов между Россией и Израилем. Мы не можем отследить, кто возвращается, а кто нет. Но я видел некоторых людей, которые вернулись. Уехали в самом начале и вернулись, чтобы уладить дела. Да, это случается. (…) Бизнес, семья, образование, сложности в адаптации к жизни в Израиле. Некоторые приехали на несколько месяцев, чтобы переждать. Некоторые уехали из-за ситуации с мобилизацией, и, поняв, что не все так драматично, решили вернуться”.

 

Закон о возвращении

Закон о возвращении является важным критерем самоидентификации в еврейских общинах всего мира. Его возможное изменение неизбежно скажется на жизни диаспоры. Об этом заявил гендиректор Евро-Азиатского Еврейского Конгресса д-р Хаим Бен-Яаков, выступая на онлайн-конференции ЕАЕК «Будущее еврейской жизни пост-советских стран». По его словам, “людям, которые хотят изменить закон, стоит действовать предельно осторожно”. “Сделайте глубокий анализ, оцените масштаб своей ответственности перед еврейским сообществом в мире и перед израильским обществом”, — сказал он.

“Репатрианты, которые приезжают в рамках закона о возвращении, воплощают собой — демографически и социологически — еврейство диаспоры. Поэтому не стоит удивляться этому явлению. Людям, которые хотят изменить закон, я бы посоветовал действовать предельно осторожно. Сделайте глубокий анализ, оцените масштаб своей ответственности перед еврейским сообществом в мире и перед израильским обществом. Прежде, чем говорить на эту тему и вести себя неаккуратно, как в каком-то магазине керамики, попробуйте тщательно проверить, какие последствия это повлечет. Не окажется ли вред большим, чем польза от перемен.

Разумеется, в конечном итоге израильское правительство в праве принять собственное решение — мы суверенное государство. Так должно быть в демократическом, либеральном государстве: парламентское большинство и правительство принимают решения. Однако здесь решения, в конечном итоге, повлияют на еврейские общины. Сейчас закон о возвращении — это важный критерий самоидентификации в еврейских общинах всего мира. Возможно, израильские политики не всегда это знают: чтобы быть членом той или иной организации в диаспоре, ты должен соответствовать критериям закона о возвращении. В том числе поэтому нужно крайне ответственно подходить к принятию решений в этой области”.

Бывший глава Еврейского агентства “Сохнут” Натан Щаранский прокомментировал заявления израильских политиков относительно возможной отмены “пункта о внуках” в законе о возвращении. Соответствующее заявление он сделал в ходе онлайн-конференции Евро-Азиатского Еврейского Конгресса «Будущее еврейской жизни пост-советских стран». По словам Щаранского, “закрывать ворота в Израиль — неправильно, безответственно и неразумно”.

“Здесь существует множество аспектов — философский, социологический, исторический — насколько широко Израиль должен открыть ворота. Я был бы готов дискутировать на эту тему, искать компромисс, но когда вы закрываете доступ в одном месте, вы должны предоставить доступ в другом. Вдруг все начали обсуждать, как закрыть здесь, там и тут — и все это происходит во время войны, когда вопрос репатриации вновь стал актуальным для многих тысяч людей самым драматичным образом. Это и неправильно, и безответственно, и неразумно — спешить и закрывать ворота в Израиль”.

Симха Ротман, депутат Кнессета от партии “Религиозный сионизм”:

“У закона о возвращении есть предназначение. Оно заключается в построении еврейского государства как национального очага еврейского народа. И когда мы видим цифры, что среди репатриантов из России, Беларуси, Украины — стран бывшего СССР — более 70% неевреи, а большинство из них даже не идентифицируют себя как евреи и не хотят становиться евреями, это говорит не о трудностях гиюра. Это простой вопрос, насколько закон о возвращении служит своему предназначению. Особенно если сопоставить это с другими странами — США, Францией, Североамериканскими странами, где мы видим показатель около 97%.

Сначала мы принимаем к себе неевреев, которые не хотят становиться евреями, затем все говорят о кризисе и задаются вопросом, что делать с гиюром. Но изначально не нужно было создавать эту проблему и искать решение кризису, который вы же произвели! Это причина, по которой наша партия намерена отменить пункт о внуках: чтобы все усилия и ресурсы были сконцентрированы на евреях, которые нуждаются в репатриации.

Государство Израиль было основано как родина еврейского народа. Его предназначение — быть домом для евреев. Это не расизм, это то, каким должно быть национальное государство. Как и любое другое национальное государство. Некоторые считают национальные государства расистскими, но это их проблемы. Большиство государств мира — национальные”.

Одед Форер, министр сельского хозяйства Израиля, экс-гендиректор министерства алии и интеграции

“Люди, которые “хотят просто приехать, получить деньги и уехать”, смогут сделать это даже если изменить закон. Это ведь, в том числе, евреи по галахе и с правом на репатриацию. Разумеется, само по себе это неприемлемо. Мы даже не даем деньги людям, которые собираются уезжать. При отъезде все выплаты приостанавливаются. Но так или иначе: большинство репатриантов остаются в Израиле, строят свой дом здесь и, разумеется, помогают строить и весь Израиль. Более миллиона выходцев с постсоветского пространства переехали в Израиль с 1990-х годов. Они кардинальным образом изменили облик Израиля, помогли нам в вопросах безопасности, науки, исследованиях, промышленности. Я просто не могу представить Израиль в 2022 году без алии из бывшего СССР.

Я серьезно встревожен намерениями изменить закон о возвращении. Достаточно взглянуть на сегодняшние дискуссии в Кнессете по этой теме и вспомнить, что говорили отцы-основатели государства Израиль о важности алии, о ее абсорбции и миссии, которая на нас возложена. Просто представьте себе украинского еврея с маленькими детьми, которые не являются евреями по галахе. Когда они пойдут в школу, их будут обзывать “жидами” и преследовать за их еврейство. Представьте: если этот парень, чей отец еврей, а мать — нет, захочет приехать со своими маленькими детьми в Израиль — и не сможет этого сделать! Его дети не получат гражданство! Это крайне серьезная проблема: каким Израиль видит себя и как воспринимает тот дух, который был заложен сионистским движением. Я полагаю, что те, кто сейчас хотят изменить закон, возможно, не дали бы права на репатриацию многим героям Израиля, совершившим подвиги в прошлом”.

Профессор Ашер Маоз, основатель юридической школы, Академический Центр Переса

“Нынешняя реальность оставляет репатриантов в ситуации неопределенности: браки и разводы в Израиле — субьект религиозного закона и определяется ортодоксальной институцией. Эти обстоятельства делают схожими права тех, кто репатриировался будучи внуком еврея, и тех, кто принял иудаизм согласно реформистским и консервативным законам. Без сомнения, все это — бомба замедленного действия, которая может сдетонировать, если проблему не решить тем или иным путем.

Мы часто слышим обеспокоенность по поводу того, что внуки евреев могут злоупотреблять законом о возвращении. Воспользоваться благами и преимуществами репатриации — и переехать в другую страну. Подобная обеспокоенность действительно обоснована, однако до сих пор не было доказано, что данный феномен в большей степени относится к родственникам евреев, нежели — к самим евреям по галахе. Более того, решение здесь лежит в разных плоскостях. Правом на репатриацию могут воспользоваться те евреи и их родственники, кто выразил желание обосноваться в Израиле. Вполне вероятно, что невозможно досконально изучить намерения репатрианта, однако можно четко проконтролировать все предоставленные им выплаты и льготы и убедиться, что злоупотреблений допущено не было”.

Аарон Барак, бывший председатель Верховного суда Израиля

По моему мнению, потребности в изменении закона о возвращении нет — даже в случае нарушения им права неевреев на всеобщее равенство. Согласно принципу закона, каждый еврей в праве репатриироватсья в Израиль. Мое мнение основано на том факте, что нарушение всеобщего равенства в данном случае оправдано. Эта оправданность базируется на разумном балансе между относительной общественной важностью, гарантирующей еврею право на репатриацию, — и относительной общественной важностью, гарантирующей нееврею равенство прав. Принимая во внимание заявленное в Декларации Независимости право на репатриацию в Израиль как решение проблемы еврейского народа, я полагаю, что разумный баланс, безусловно, заключается в еврейской репатриации в Израиль — с одной стороны, и в праве на равенство для всех, кто находится в Израиле, — с другой стороны. Если закон о возвращении закладывает ценности Израиля как еврейского государства, сохраняя при этом права неевреев, он признает равенство каждого, кто находится в Израиле, включая права меньшинств.

Ранее я отмечал в одном из дел: “Таким образом, нет никакого противоречия между ценностями Израиля как еврейского и демократического государства — и всеобщим равенством всех его граждан. Напротив, равенство прав всех, кто находится в Израиле, независимо от их религии и национальности, следует из ценностей Государства Израиль как еврейского и демократического государства”.

По моему мнению, есть серьезное основание считать закон о возвращении основным законом конституционного уровня, ценность которого выше обыкновенных законов. Поэтому изменение закона о возвращении требует обоснования в соответствии с ограничительным параграфом (пискат агбала). Если принять во внимание мою оценку, согласно которой закон о возвращении не нарушает всеобщего равенства граждан, — или же предположить, что он действительно нарушает данное конституцией право на равенство, этого недостаточно, чтобы повлиять на его конституционный характер — по двум причинам.

Во-первых, потому что закон о возвращении — это старый закон, который выведен из-под общего юридического надзора. Во-вторых, потому что нынешний вариант закона о возвращении оправдан, поскольку он выражает ценности государства Израиль как еврейского и демократического государства”.